Сб, Oct 16, 2021

«Способности даны каждому: одного природа одарила музыкальным слухом, другого - склонностью к изучению наук, третьему дала руку мастера, четвертому - глаз художника, а кому-то даровала только доброе сердце, готовое бескорыстно служить людям...» Л.Н. Толстой

Решаем вместе
Есть предложения по организации учебного процесса или знаете, как сделать школу лучше?

Третий период педагогической деятельности Л.Н. Толстого

(конец 1880-х – 1910гг.).


   В последние годы педагогической деятельности установка, определяющая содержание обучения (или по крайней мере главное в этом содержании), опять менялась: самым главным в обучении Толстой признавал религиозно-нравственное воспитание в духе «очищенного христианства». Школу, в которой учитель «ограничится одним внешним, механическим обучением арифметике, грамматике, орфографии», Толстой называл пустячным делом.
  Л.Н. Толстой В воззрениях Толстого в этот период было верно его признание, что недопустимо разделять воспитание и образование. В письме 1909 года к Булгакову Толстой писал: «Очень может быть, что в моих статьях о воспитании и образовании, давнишних и последних, окажутся и противоречия и неясности... Во-первых, скажу, что разделение, которое я в педагогических статьях делал между образованием и воспитанием, искусственно. И образование и воспитание нераздельны. Нельзя воспитывать, не передавая знаний, всякое же знание действует воспитательно».
   Выдвинув в противоположность своим прежним взглядам совершенно правильное положение — принцип воспитывающего обучения, Толстой, однако, наполнил его реакционным содержанием, требуя, чтобы в основу воспитания и образования было положено религиозно-нравственное учение всепрощения, смирения, непротивления злу насилием и т. п.
   В статье «Мысли о воспитании», где Толстой отказывается от прежнего отделения образования от воспитания, он пишет: «Воспитание представляется ложным и трудным делом только до тех пор, пока мы хотим, не воспитывая себя, воспитывать своих детей или кого бы то ни было». Здесь важны две идеи. Первая - это признание наличия морального авторитета взрослого, она не нова для Толстого. Вторая идея в том, что этот авторитет не может и не должен быть незыблем. И здесь вопрос не только в самосовершенствовании взрослого, но и в том, что он должен выЭкскурсия детейстраивать единое с детьми поле правил и ограничений, потому что дети видят «лицемерие родителей и теряют к ним уважение и интерес ко всем их поучениям». Это замечание в не меньшей, а может быть, и в большей степени относится к педагогам.  Толстой осознает сложность нравственных проблем и связанного с ними свободного выбора. Для их решения важным становиться готовность помочь человеку найти ориентиры, опираясь на которые, тот будет принимать те или иные решения. Это чисто педагогическая задача, и Толстой на основе своего опыта хочет найти возможности для ее решения. Он ищет основание для определения, отбора содержания образования и находит его в «понимании смысла и назначения человеческой жизни», то есть в религии. Очевидно, что в понимании Толстого религия не связана ни с православной церковью, ни с официально преподаваемым Законом Божьим.
   На завершающем этапе своей педагогической деятельности Толстой продолжал работать и общаться с детьми. В 1890 году дочерьми писателя была вновь организована школа для крестьянских ребятишек, но существовала недолго, так как по распоряжению властей была закрыта. На протяжении 1906 - 1908 годов Толстой продолжает обучение крестьянских детей христианской морали. Писатель встречается и с детьми, приезжавшими специально к нему в усадьбу. Так, в 1907 году Ясную Поляну посетили 800 учащихся тульских школ вместе со своими учителями. На следующий год в гостях у Толстого побывало 120 учеников Тульского железнодорожного училища. Всем им были подарены книги.
   И даже за несколько месяцев до своей кончины Лев Николаевич встречался с учениками Тульского реального училища, приветливо беседовал с ними. Это лишний раз свидетельствует о том, как сильно дорожил обществом детей великий писатель и педагог.